нет изображения

Изменения в сфере противодействия монополистической деятельности и развития конкуренции. Что предложено в ходе обсуждения

22.09.2021

Подведены итоги общественного обсуждения проекта Закона Республики Беларусь «Об изменении Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

Законопроект разработан с целью совершенствования правовых норм, регулирующих рассматриваемую сферу общественных отношений, с учетом правоприменительной практики антимонопольного органа, а также судебной практики, сложившейся с момента вступления в силу (август 2018 г.) действующей редакции Закона Республики Беларусь от 12 декабря 2013 г. № 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

Организатор публичного обсуждения – Министерство антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь.

Обсуждение проводилось на Правовом форуме Беларуси с 31 августа по 10 сентября 2021 г.

СВОДНАЯ ТАБЛИЦА

замечаний и (или) предложений, рассмотренных в ходе публичного обсуждения проекта Закона Республики Беларусь «Об изменении Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции»

Структурный

элемент проекта

нормативного

правового акта

Содержание замечаний и (или) предложений

Результат рассмотрения замечаний и (или) предложений

Обоснование

(в случае неучета)

Редакция

(в случае

учета)

 

1. Александром отмечено, что в подпункте 3.11 Обоснования допущена техническая ошибка – используются слова «участники процедуры закупки» вместо «участники закупки»

Редакционная правка не относится к тексту проекта Закона, выносимого на обсуждение

 

Статья 1

2.

Александр. В связи с окончанием действия Указа № 223 предлагается из определения термина «закупка товаров» слова «закупок при строительстве» убрать.

А еще лучше изложить в следующей редакции: «закупка товаров – приобретение товаров на конкурентной основе, в котором принимают или могут принять участие два и более участника, за исключением закупок для личного потребления»

Для целей применения Закона определение «закупка товаров» включает все указанные виды конкурентных процедур без учета сферы (отрасли), в которой они осуществляются.

В части дополнения исключения «для личного потребления» полагаем, что такое предложение не обосновано. Цель приобретения товара не имеет определяющего значения для состояния конкуренции на товарных рынках.

Кроме того, интересы отдельных лиц могут быть нарушены также независимо от целей приобретения. В этой связи полагаем целесообразным оставить действующий подход, обуславливающий необходимость соблюдения антимонопольных требований при закупках товаров, независимо от целей приобретения товара, для обеспечения добросовестной состязательности как природы процедуры закупки

 

Статья 40

3.

Дмитрий Коношенко.

3.1. Предлагаем дополнить пункт 5 статьи 40 Закона № 94-З словами «участвовать в заседании Комиссии по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, давать пояснения в письменной или устной форме членам Комиссии по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства».

В соответствии с пунктом 4.2. обоснования необходимости принятия Закона Республики Беларусь «Об изменении Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – проект Закона) проект Закона подготовлен с учетом опыта регулирования соответствующих отношений в Российской Федерации. В Российской Федерации в соответствии с частью второй пункта 4 статьи 42 Федерального Закона Российской Федерации № 135-ФЗ «О защите конкуренции» заинтересованные лица имеют право давать пояснения в письменной или устной форме комиссии (данная комиссия выполняет аналогичные функции с комиссией МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства).

В приказе ФАС России от 25.05.2012 № 339 «Об утверждении административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства Российской Федерации» раскрывается данное право и указывается, что антимонопольное дело рассматривается на заседании комиссии с участием лиц, участвующих в деле, и иных лиц, привлеченных комиссией к рассмотрению данного дела, в установленные определением дату, время и место проведения заседания. В соответствии с пунктом 11 Порядка рассмотрения дел о нарушении общих правил конкуренции на трансграничных рынках, утвержденных решением Совета ЕЭК 23 ноября 2012 г. № 99 (далее – Порядок № 99) лицами, участвующими в рассмотрении дела, являются заявитель, ответчик, заинтересованные лица, уполномоченные органы, независимо от основания возбуждения дела.

Согласно пункту 17 Порядка № 99 лица, участвующие в рассмотрении дела, извещаются о времени и месте его рассмотрения определением о возбуждении и рассмотрении дела. В случае неявки на заседание комиссии по рассмотрению дела лиц, участвующих в рассмотрении дела, извещенных любым доступным способом, позволяющим установить факт получения ими копии определения, комиссия по рассмотрению дела вправе рассмотреть дело в их отсутствие.

В настоящее время в законодательстве Республики Беларусь отсутствуют нормы, регулирующие возможность присутствия и участия заинтересованных лиц при рассмотрении материалов антимонопольного расследования Комиссией МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства (далее – Комиссия). Фактически члены Комиссии устанавливают факт наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства только на основании: изучения справки, которую готовит структурное подразделение, которое проводило антимонопольное расследование (как правило, данная справка не превышает двадцати страниц при общих размерах материалов дела более тысячи страниц); постановки уточняющих вопросов ответственным лицам структурного подразделения, которое проводило антимонопольное расследование.

На наш взгляд подготовка справки по результатам, проведенного антимонопольного расследования и дача ответов на уточняющие вопросы ответственных лиц структурного подразделения, которое проводило антимонопольное расследование, может носить исключительно субъективный характер. При подготовке справки и даче ответов на уточняющие вопросы могут быть не учтены ряд моментов, носящих характер важных для установления факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства.

Кроме того, при нынешнем положении вещей возникают существенные риски совершения коррупционных правонарушений в сфере проведения антимонопольных расследований. Комичной и нелогичной выглядит ситуация, что заинтересованные лица могут присутствовать на созданной в МАРТ Комиссии по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) и (или) решения заказчика (организатора), комиссии и (или) ее членов, товарной биржи, оператора электронной торговой площадки, оператора официального сайта при осуществлении государственных закупок в отличии от Комиссии МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства.

С учетом изложенного предлагаем дополнить пункт 5 статьи 40 Закона Республики Беларусь от 12 декабря 2013 г. № 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» после слов «устных формах» словами «участвовать в заседании Комиссии по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, давать пояснения в письменной или устной форме членам Комиссии по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства».

3.2.

Дополнение пункта 5 статьи 40 Закона частью следующего содержания: «Ознакомление с материалами, указанными в части первой настоящего пункта, осуществляется в случае, если это связано с защитой прав и законных интересов в рамках установления факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства.»

считаем необоснованным. Дополнение пункта 5 статьи 40 Закона частью данного содержания может ввести ряд трудностей у хозяйствующих субъектов с ознакомлением с материалами проводимого антимонопольного расследования, а также злоупотреблениями сотрудников МАРТ в необоснованных отказах представителям хозяйствующих субъектов с ознакомлением с материалами антимонопольного расследования.

Ввиду изложенного предлагаем не вносить указанное дополнение в действующую редакцию Закона

3.1. Заинтересованное лицо не лишено права представления доказательств на любом этапе расследования (пункт 5 статьи 40 Закона № 94-З).

При этом то обстоятельство, что МАРТ принимает окончательное решение по делу коллегиально (решением Комиссии по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства) – вытекает не из положений Закона № 94-З, а исходя из разработанного и принятого в установленном порядке локального акта МАРТ (Положение о комиссии МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, утвержденное приказом МАРТ). Применяемые в настоящее время подходы о недопущении к участию в работе Комиссии обусловлены рядом объективных причин (отсутствие влияния на решение членов Комиссии и возможность оценки исключительно имеющихся доказательств в материалах дела вне зависимости от позиции стороны по делу).

При этом возможности ознакомления с обстоятельствами дела, уже имеющимися в МАРТ, заинтересованное лицо не лишено на любом из этапов расследования.

Учитывая, что принятие решения Комиссией установлено не Законом, а локальным актом МАРТ, полагаем нецелесообразным закрепление возможности участия заинтересованных лиц в работе Комиссии на уровне Закона, который в настоящее время не закрепляет полномочия Комиссии на принятие решений.

При этом обращаем внимание, что в настоящее время существует достаточный и функционирующий механизм защиты прав и законных интересов заинтересованных субъектов:

при установлении факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства имеется возможность представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться с ходатайствами других лиц, возражать против ходатайств других лиц, давать пояснения в письменной и (или) устной формах, знакомиться с содержанием заявления о нарушении и доказательствами, за исключением информации, составляющей коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, делать выписки из них (пункт 5 статьи 40 Закона № 94-З);

по итогам установления факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства имеется возможность обжалования принятого решения в суд в порядке, предусмотренном главой 25 ХПК (пункт 6 статьи 44 Закона № 94-З).

3.2. Ввиду отсутствия обоснования каким образом ограничиваются права заинтересованных лиц по делу, не представляется возможным представить пояснения, согласно которым данное замечание не может быть учтено.

При этом предлагаемая в проекте Закона формулировка накладывает на антимонопольный орган обязательство ознакомления заинтересованного лица в каждом случае, когда это связано с защитой его прав и законных интересов, в том числе в судебном порядке

 

Статьи 1, 6, 8, 18, 20, 22, 23, 24, 32, глава 6

5.

Антон Новицкий.

5.1. Корректировка понятийного аппарата.

Имеющиеся на сегодняшний день определения отдельных понятий требуют уточнений и корректировок с учетом недостатков, выявленных правоприменительной практикой, в частности:

хозяйствующий субъект – необходимо конкретизировать понятие с тем, чтобы оно покрывало государственные органы, осуществляющие деятельность, приносящую доход, а также не являющуюся предпринимательской нелицензируемую деятельность физических лиц;

недобросовестная конкуренция – необходимо уточнить первый признак недобросовестной конкуренции (направленность на получение преимуществ в предпринимательской деятельности) с тем, чтобы он полностью корреспондировал термину «хозяйствующий субъект». В настоящее время первый признак сужает сферу применения института недобросовестной конкуренции в связи с отсылкой к предпринимательской деятельности, в то время как определение хозяйствующего субъекта абсолютно оправданно оперирует понятием «деятельность, приносящая доход», которое является шире «предпринимательской деятельности».

Также необходимо скорректировать второй признак недобросовестной конкуренции (противоречие законодательству или принципам добросовестности и разумности) с тем, чтобы исключить двоякое толкование в части сферы актов («законодательные акты и иные акты антимонопольного законодательства»);

соглашение – предлагается конкретизировать понятие в целях исключения двоякого толкования в части договоренностей посредством мессенджеров и иных форм электронной коммуникации;

цена (тариф) – предлагается исключить упоминание слова «тариф» в целях обеспечения единообразного подхода с использованием термина «товар» (включает товар, работу, услугу. В свою очередь «тариф» корреспондирует только «услуге» и, как правило, применяется только к отдельным чаще регулируемым сферам)

5.1.

Полагаем, что действующий подход к понятию хозяйствующего субъекта является корректным. Субъекты, которые должны соответствовать понятию «хозяйствующего субъекта», а также понятию «недобросовестная конкуренция» – не обязательно должны являться тождественными лицами.

Термин «хозяйствующий субъект» шире, так как применяется и в иных положениях Закона № 94-З. Также отметим, что предложенная проектом Закона редакция не содержит признака «противоречие законодательным актам», в этой связи замечание в данной части не учтено.

Действующая формулировка термина «соглашения» является достаточно широкой, в связи с чем в ходе практики применения антимонопольного органа проблемных ситуаций, препятствующих рассмотрению форм электронной коммуникации в качестве соглашения, не выявлено.

В этой связи, полагаем, термин не нуждается в корректировке.

Полагаем, что упоминание слова «тариф» не препятствует применению положений Закона №-94. Отметим, что слово «тариф» предусмотрено Законом № 94-З в том числе в целях более простого и доступного для понимания субъектами изложения положений данного Закона

 

5.2.

Доминирующее положение. В целом, мы выступаем за отказ от преобладания количественного критерия (доли на рынке) в вопросе определения доминирующего положения и считаем наиболее правильным перейти к приоритету качественного критерия при определении доминирующего положения, при котором доля субъекта на рынке будет играть вспомогательную роль.

Вместе с тем, исходя из текущего уровня развития антимонопольного регулирования в Республике Беларусь, мы понимаем, что в краткосрочной перспективе такой подход является сложно реализуемым и может породить серьезные проблемы на практике. В связи с этим предлагается: увеличить порог доли субъекта на рынке для определения доминирующего положения с 35 % до 50 %.

Такой подход является наиболее близким экономической сущности термина доминирующее положение. Наличие доли в 50 % в большем количестве случаев (по сравнению с 35 %) свидетельствует о реальном наличии доминирующего положения.

Это позволит: (а) снизить количество необоснованного (с экономической точки зрения) признания доминантами субъектов; (б) исключить в случае формального наличия двух единоличных доминантов с долей 35 %+ (такая ситуация, в принципе, является абсурдной с экономической точки зрения и с позиции определения доминирующего положения, изложенного в п. 1 ст. 5 Антимонопольного закона); сделать доминирующее положение субъекта с долей 50 %+ опровержимой презумпцией. В настоящее время субъект, доля которого превышает 35 %, не может доказать, что он не обладает доминирующим положением.

Более того, даже если МАРТ понимает, что субъект не является доминантом, он вынужден формально признавать субъекта таковым, если его доля составляет 35 % или более. Такой подход необоснованно ограничивает права таких «формальных доминантов» в части ведения предпринимательской деятельности (например, в части принципа свободы договора) и ставит их в невыгодное положение по сравнению с другими участниками рынка; отрегулировать взаимодействие норм о единоличном доминировании (п. 2 ст. 5) и коллективном доминировании (п. 3 ст. 5) с тем, чтобы исключить установление коллективного доминирования в тех случаях, когда на рынке реально действует единоличный доминант (может единолично влиять на условия обращения товар на рынке), а иные субъекты лишь формально подпадают под критерии, предусмотренные п. 3 ст. 5; упразднить Государственный реестр хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках Республики Беларусь.

В настоящее время данный реестр является рудиментом антимонопольного регулирования и фактически используется лишь для целей ценового регулирования. Упразднение реестра позволит устранить различные двоякие толкования в части применения Антимонопольного закона (в том числе в части возможности не проводить анализ рынка при проведении расследования о злоупотреблении доминирующим положением, что категорически неверно).

Разведение антимонопольных и ценовых вопросов при формировании и ведении реестра позволит исключить влияние институтов друг на друга и обеспечить правильное применение норм

5.2. Подход антимонопольного органа к установлению доминирующего положения не исключает необходимости оценки положения хозяйствующего субъекта исходя из качественного критерия, предусмотренного статьей 6 Закона № 94-З.

В части увеличения порогового значения с 35 до 50 %.

Не всегда товарные рынки Республики Беларусь относятся к рынкам с неразвитым уровнем конкуренции. В связи с чем не редки случаи существования в границах одного товарного рынка участников с долей 35 %, которые при этом имеют существенное влияние на таком товарном рынке и могут посягать на свободы осуществления предпринимательской деятельности другими хозяйствующими субъектами.

При этом Закон № 94-З предполагает, что имея долю хотя бы в 15 % хозяйствующий субъект уже имеет возможность оказывать решающее влияние на условия обращения товара на товарном рынке Принимая во внимание наличие в практике МАРТ случаев злоупотребления доминирующим положением хозяйствующими субъектами, чья доля составляет 35 %, видится целесообразным сохранить действующий подход.

При этом стоит отметить, что само по себе доминирующее положение не является нарушением антимонопольного законодательства. Соответственно, риски, которые описаны в предложениях, могут являться негативным фактором только для того хозяйствующего субъекта, который злоупотребляет (нарушает установленные для доминанта запреты).

На добросовестных хозяйствующих субъектов с долей 35 %, которые при этом имеют влияние на товарном рынке, сохранение в статье 6 Закона № 94-З порогового значения в 35 % не скажется негативным образом.

МАРТ, как уполномоченный орган по проведению анализа товарных рынков, полагает в настоящее время экономически обоснованным сохранение в статье 6 Закона № 94-З действующих количественных подходов для оценки уровня развития конкуренции на товарных рынках в Республике Беларусь.

В части коллективного доминирования отметим, что действующая редакция Закона № 94-З, исходя из практики применения, полностью позволяет регулировать рассматриваемый вопрос и не требует корректировки Закона в этой части

 

5.3. Группа лиц.

Предлагается рассмотреть вопрос о необходимости упоминания группы лиц по тексту закона, учитывая подход о признании группы лиц единым хозяйствующим субъектом и распространения на нее всех положений для хозяйствующих субъектов. В отсутствие единообразного подхода в части (не)упоминания возникает двоякое толкование в части применения тех или иных норм к группе лиц.

Также предлагается обсудить применимость вышеуказанного подхода о восприятии группы как единого хозяйствующего субъекта к случаям доказанного отсутствия отношений контроля или тесных связей между субъектами группы

5.3. Случаев двусмысленного толкования группы лиц в практике МАРТ не возникало.

В случае затруднений при толковании отдельных положений Закона у других лиц – такие лица вправе обратиться в МАРТ за официальным разъяснением, в том числе в части применения положений закона к группе лиц. Также отметим, что отдельные положения в части группы лиц, относящиеся к недобросовестной конкуренции, закреплены Методическими рекомендациями МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства в части недобросовестной конкуренции

 

5.4.

Полномочия МАРТ. Предлагается пересмотреть и дополнить перечень полномочий МАРТ, особенно в части ведения антимонопольных расследований.

К примеру, предлагается предусмотреть полномочия МАРТ на организацию и проведение необходимых экспертиз, исследований и т.п. с привлечением независимых специалистов, в том числе за счет сторон расследования, если это необходимо для получения доказательств по делу, так как на сегодня отсутствие подобных полномочий препятствует объективному и всестороннему рассмотрению дел

5.4. Полномочия МАРТ, а также процесс установления МАРТ факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства уже переработаны и представлены в проекте Закона.

В части экспертиз и сторонних мнений отмечаем, что данный вопрос требует наличие источников финансирования и в настоящее время не может быть реализован.

При этом стороны не лишены права (пункт 5 статьи 40 Закона № 94-З) представления любых относящихся к делу доказательств, в том числе заключений специалистов и (или) экспертов в той или иной области.

В практике МАРТ неоднократно в рамках рассмотрения дела представлялась информация от патентных поверенных, учреждений образования и иных специалистов в определенных областях

 

5.5. Злоупотребление доминирующим положением.

Предлагается скорректировать общий запрет (абз. 1 п. 1 ст. 18 Антимонопольного закона), однозначно установив достаточность одного из негативных эффектов для квалификации нарушения запрета: либо ограничение конкуренции, либо нарушение прав субъектов. В противном случае любые рынки, на которых присутствуют конечные потребители остаются за рамками действия запрета, поскольку действия, предпринимаемые на таких рынках доминантами в отношении потребителей (например, монопольно высокие цены), не ограничивают конкуренцию.

Также предлагается закрепить, что перечисленные в подп. 1.1–1.10 п. 1 ст. 18 случаи злоупотребления являются запретами per se и не требуют доказывания наличия негативного эффекта. При этом представляется, что текущая корректировка в ст. 18 «а также» является не совсем корректной (см. пояснения в следующем сообщении)

5.5.

Пункт 10 проекта Закона уже содержит предлагаемые изменения.

Пояснение в следующем сообщении, на которое делается отсылка, не представлено

 

5.6. Антиконкурентные соглашения.

Предлагается перечень картелей (п. 1 ст. 20 Антимонопольного закона) дополнить пунктом «повышение, снижение или поддержание цен на торгах;». Данное неконкурентное поведение, исходя из международной практики, является общепризнанным злостным картелем.

Координация экономической деятельности.

Предлагается выделить запрет на антиконкурентную координацию экономической деятельности в отдельную статью, поскольку она является самостоятельным нарушением антимонопольного законодательства.

Допустимость антиконкурентных действий. Предлагается пересмотреть подходы к описанию общего случая допустимости (п. 1 ст. 22 Антимонопольного закона), в частности, предлагается исключить «отсутствие ограничения конкуренции» в качестве условия допустимости.

Допустимость предусматривается именно для тех действий, которые ограничивают конкуренцию, но по каким-либо причинам допускаются государством. Т.е. государство полагает, что в таком конкретном случае польза от действия превышает негативный эффект от ограничения конкуренции.

При этом необходимо сохранить такие условия допустимости как «отсутствие недопущения или устранения конкуренции», т.к. недопущение и устранение являются фактически крайними формами ограничения конкуренции, несут очень серьезный негативный эффект, а, соответственно, действия, их порождающие, не могут быть признаны допустимыми

5.6. Действующая редакция Закона позволяет квалифицировать по подпункту 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона антиконкурентное соглашение, которое приводит или может привести к повышению, снижению или поддержанию цен в том числе на торгах.

Выделение в отдельную статью запрета на координацию экономической деятельности носит редакционный характер.

При этом МАРТ видится целесообразным сохранение действующей редакции, ввиду отсутствия достаточного обоснования необходимости ее корректировки.

Действующий подход не вызвал затруднений в практике его применения при рассмотрении заявлений о выдаче документа о соответствии проекта соглашения требованиям антимонопольного законодательства. В этой связи корректировку данного пункта в настоящее время полагаем нецелесообразной

 

5.7.

Антиконкурентные действия государственных органов. Необходимо четко закрепить, что нарушение запрета на совмещение функций государственного органа и хозяйствующего субъекта является нарушением антимонопольного законодательства, факт которого устанавливается МАРТ в соответствии с главой 6, а также обеспечить данное нарушение соответствующим предписанием в перечне полномочий антимонопольного органа (как для государственных органов, так и для хозяйствующих субъектов).

Антимонопольные требования к закупкам.

Необходимо пересмотреть данную статью с точки зрения использования термина «хозяйствующий субъект». Также предлагается обсудить возможность введения ограничения для участия в торгах субъекта из группы лиц заказчика/организатора

5.7.

Предлагаемое изменение уже предусмотрено пунктом 3 статьи 23 действующей редакции Закона, а, следовательно, является нарушением антимонопольного законодательства. В связи с чем установление факта наличия (отсутствия), в том числе и названного нарушения антимонопольного законодательства, в соответствии со статьей 36 Закона в настоящее время уже осуществляется в соответствии с главой 6 Закона.

В корректировке нет необходимости.

Субъектный состав статьи 24 Закона полагаем целесообразным сохранить в действующей редакции с учетом статуса таких субъектов, предусмотренного законодательством о закупках

 

5.8. Установление факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства.

Предлагается провести комплексный пересмотр процедуры установления факта нарушения. В частности:

ввести стадийность процесса:

предварительный этап, на котором проверяется наличие признаков нарушения и оснований для начала расследования, необходимость передачи дела в ЕЭК, выдачи предупреждения;

основной этап: на данном этапе появляются процессуальные участники расследования (заявитель/потерпевший, лицо, в отношении которого ведется расследование) со своими правами и обязанностями, собираются доказательства, готовятся материалы для рассмотрения на комиссии;

завершающий этап: проходит рассмотрение вопроса комиссией, заслушиваются стороны дела в целях обеспечения членов комиссией всей необходимой информацией, ответами на возникающие вопросы, а также в целях обеспечения полной защиты прав участников;

подробно прописать права и обязанности сторон, обязанности по уведомлению о начале расследования и т.п. для всех оснований начала процедуры установления факта (а не только для заявления);

закрепить, что предупреждение выдается только на начальной стадии проведения расследования.

В противном случае предупреждение теряет свой эффект и работает исключительно во вред антимонопольному регулированию;

закрепить обязанность МАРТ предоставления в десятидневный срок полного текста решения комиссии МАРТ по делу;

предусмотреть возможность прекращения антимонопольного расследования в связи с урегулированием спора (мировым соглашением) между потерпевшим/заявителем и лицом, в отношении которого ведется расследование. При этом в качестве обеспечительной меры для такого соглашения должна быть предусмотрена возможность возобновления расследования с того же места, если потенциальный нарушитель не исполняет условия соглашения;

четко прописать цели выдачи предписания, в частности указать на его пресекательную и восстановительную функцию: оно должно пресекать нарушение и предусматривать меры, направленные на восстановление положения на рынке, существовавшего до начала нарушения

5.8.

Комплексный пересмотр главы 6 Закона проведен и в результате предусмотрены изменения в Закон. Позиция по предлагаемым изменениям изложена в обосновании к проекту.

Дополнительно отмечаем, что действующая редакция и так подразумевает предлагаемые изменения.

Закон предусматривает стадийность, состоящую из: предварительного (статья 39 Закона – решение о принятии/отказе в принятии Заявления о нарушении, оценка компетенции антимонопольного органа), основного (установление факта наличия(отсутствия) нарушения в соответствии с главой 6), завершающего (уведомление о принятом решении, возможное обжалование) этапов.

Права и обязанности сторон предусмотрены статьей 40 Закона. Позиция в части уведомления приведена в обосновании.

Предупреждение выдается при наличии признаков нарушения (а не установлении его факта), что и подразумевает начальную стадию рассмотрения.

В части представления решения проектом Закона предусмотрены положения, которые благоприятным образом скажутся на обеспечении возможности защиты прав и законных интересов заинтересованных субъектов.

Так, срок обжалования предлагается увеличить с 30 дней до 2 месяцев. Такая корректировка видится достаточной.

Мировое соглашение в настоящее время полагаем невозможным.

В части запретов на недобросовестную конкуренцию, где имеют место интересы отдельных конкурентов, проектом предусматривается возможность отзыва заявителем своего заявления, в том числе в случае, например, примирения. Что касается других видов нарушений (злоупотребление доминирующим положением, ограничение конкуренции государственными органами) – тут антимонопольным органом учитываются прежде всего состояние конкуренции на рассматриваемом товарном рынке в целом

 

5.9.

Экономическая концентрация. Предлагается дополнить перечень оснований для применения механизма последующего уведомления, в частности, признать таким основанием любые внутригрупповые сделки, что будет в полной мере соответствовать концепции «группа лиц – единый хозяйствующий субъект».

Данный вопрос требует особенной проработки, т.к. имеющаяся практика показывает, что большое число сделок и действий, которые никак не могут повлиять на конкуренцию, в настоящий момент требуют предварительного согласия МАРТ

5.9. В целях снижения нагрузки на представителей бизнеса проектом Закона увеличены пороговые значения, обуславливающие необходимость контроля экономической концентрации со стороны антимонопольного органа.

Исключить контроль антимонопольного органа в целом за отдельными предлагаемыми действиями не представляется возможным

 

5.10. Антимонопольный комплаенс.

Предлагается закрепить понятие и основные подходы к институту антимонопольного комплаенса. Антимонопольный комплаенс – это совокупность правовых и организационных мер, направленных на соблюдение компанией требований антимонопольного законодательства и предупреждение его нарушения.

Также предлагается установить минимальные требования к внутреннему документу компании, регламентирующему вопросы антимонопольного комплаенса на предприятии, например (из опыта Российской Федерации):

требования к порядку оценки антимонопольных рисков;

меры по снижению выявленных рисков;

меры, направленные на осуществление контроля за функционированием комплаенса;

порядок ознакомления работников с соответствующим внутренним актом (внутренними актами);

информация о должностном лице, ответственном за функционирование комплаенса.

Одновременно стоит предусмотреть возможность направления такого внутреннего документа на одобрение в МАРТ, а также признание смягчающим обстоятельством наличия у компании одобренной МАРТ системы антимонопольного комплаенса.

Такой подход позволит снизить количество нарушений за счет повышения антимонопольной грамотности среди субъектов бизнеса. Наличие смягчающего обстоятельства будет выступать стимулирующим фактором для внедрения систем комплаенса.

При этом смягчающее обстоятельство не означает полное освобождение от ответственности, а размеры антимонопольных штрафов указывают на то, что даже при наличии смягчающих обстоятельств размеры взысканий по-прежнему будут полностью выполнять свою предупредительную функцию.

5.10. Действующая редакция Закона № 94-З не препятствует внедрению отдельными хозяйствующими субъектами института антимонопольного комплаенса.

Для внедрения конкретных положений в проект Закона полагаем необходима наработка большего количества правоприменительной практики

 

Статьи 6, 14, 18, 28, 36

Антон Новицкий.

П. 4 проекта Закона В данном пункте предлагается закрепить невозможность признания доминирующим положение государственного органа, который осуществляет приносящую доход деятельность. Такая корректировка порождает серьезные риски и не сообразуется с принципами антимонопольного законодательства.

Само по себе доминирующее положение не является нарушением, однако налагает на доминанта определенные ограничения, продиктованные соблюдением прав иных участников рынка. При этом доминирующее положение является, в первую очередь, экономической, а не юридической категорией (иными словами, наличие у субъекта серьезной рыночной силы не зависит от того, будет ли он признаваться по закону доминирующим субъектом).

Следовательно, если предоставить государственному органу, осуществляющему предпринимательскую деятельность, иммунитет от положений ст. 18 Антимонопольного закона, то он сможет безнаказанно злоупотреблять своим доминирующим положением. Помимо прочего, такая ситуация прямо противоречит ч. 2 п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса.

В том случае, если необходимо предупредить включение такого государственного органа в Реестр доминантов, представляется более целесообразным внести соответствующую правку в п. 6 ст. 6 Антимонопольного закона.

П. 7 проекта Закона. «

В статье 14: абзац четвертый изложить в следующей редакции: «соответствии проектов соглашений и планируемых действий хозяйствующих субъектов антимонопольному законодательству;»

Предлагаем слово «и» заменить на «и(или)» во избежание узкого толкования в будущем.

П. 10. проекта Закона. «В пункте 1 статьи 18 слова «в том числе» заменить словами «а также».» Такая корректировка представляется некорректной, поскольку теряется связь специальных случаев (в настоящее время изложены после слов «в том числе») с общим запретом на злоупотребление доминирующим положением. Поскольку в подп. 1.1.–1.10 п. 1 ст. 18 Антимонопольного закона перечислены ДЕЙСТВИЯ, а не ПОСЛЕДСТВИЯ, то следуя логике, после корректировки статья будет читаться следующим образом: запрещаются действия (бездействие) хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, причинению вреда правам, свободам и законным интересам юридических или физических лиц, а также – следующие действия (бездействие):… В итоге становится непонятным, что речь идет о запрете действий доминирующего субъекта (название статьи не может решать данный вопрос следуя логике закона о нормативных правовых актах).

П. 14 проекта Закона.

Предлагается исключить данную корректировку из проекта закона, поскольку она необоснованно исключает из текста закона одну из самых популярных форм недобросовестной конкуренции – недобросовестная конкуренция, связанная с совершением хозяйствующим субъектом действий по продаже, обмену или иному введению в гражданский оборот товара, если при этом имело место незаконное использование объекта интеллектуальной собственности. Такой подход, на наш взгляд, лишен логики, поскольку усложнит для субъектов защиту по данной категории дела, а также (в отсутствие прямой норме и в условиях недостаточной антимонопольной грамотности) может создавать ложное впечатления о «декриминализации» данной формы недобросовестной конкуренции.

П. 19 проекта Закона. «

В статье 36: из абзаца первого слова «в том числе» исключить; дополнить статью частью следующего содержания: «Установление факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства по основаниям, указанным в абзацах втором, четвертом и пятом части первой настоящей статьи, осуществляется с учетом требований главы 6 настоящего Закона, если иное не вытекает из существа соответствующих отношений.»

. Предлагается дополнить данную корректировку после слов «настоящего Закона,» словами «установленных для рассмотрения заявления о нарушении,».

Одновременно обращаем внимание на высказанное ранее предложение о комплексном пересмотре порядка установления факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства

По пункту 4. Замечание не может быть учтено, так как по мнению МАРТ, государственный орган по своей природе является специальным субъектом Закона № 94-З, для которого статьей 23 предусмотрены отдельные составы нарушений антимонопольного законодательства.

По пункту 7.

Предлагаемые изменения полагаем возможным учесть.

По пункту 10. По мнению МАРТ, норма изложена корректно и доступна для единообразного понимания и толкования.

В частности, статья 18 предусматривает общий запрет на действия, которые обладают характеристиками, указанными в абзаце первом пункта 1 статьи 18, а также на ряд конкретных поименованных в подпунктах пункта 1 действий для хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение.

По пункту 19. Видится излишним, учитывая, что названное предложение и так подразумевается

По пункту 14 – учтено

Статья 33

Белорусский республиканский союз потребительских обществ (БЕЛКООПСОЮЗ). (Поступило путем письменного обращения в МАРТ)

В системе потребительской кооперации существуют районные и областные потребительские общества, союзы потребительских обществ, которые вправе создавать унитарные предприятия, учреждения, а также реорганизовываться путем присоединения к обществам, союзам созданных ими унитарных предприятий, учреждений.

Собственником имущества унитарных предприятий, учреждений являются создавшие их общества, союзы.

Несмотря на то, что имущество унитарного предприятия полностью принадлежит создавшему его юридическому лицу и уставный фонд на 100 % сформирован собственником (потребительским обществом, союзом), на присоединение к собственнику необходимо получать согласие антимонопольного органа. Более того, Солигорское, Любанское, Смолевичское райпо в 2019–2020 г.г. в связи с неполучением согласия антимонопольного органа на присоединение к райпо созданных ими унитарных предприятий привлекались по инициативе МАРТ к административной ответственности, т.к. рассматриваемый вариант реорганизации таких юридических лиц не включен в п. 8 ст. 33 Закона.

На основании изложенного предлагаем п. 8 ст. 33 Закона дополнить подпунктом 8.5. следующего содержания:

«8.5. потребительским обществом, союзом потребительских обществ и унитарным предприятием, учреждением, собственником имущества которых они являются.»

Рассмотрено, ответ направлен в адрес БЕЛКООПСОЮЗ письмом МАРТ от 17.09.2021 № 11-14/192 К

 

Другие новости Pravo.by.

Информация предоставлена Министерством антимонопольного регулирования и торговли для Национального правового Интернет-портала Республики Беларусь
При использовании материала гиперссылка на источник обязательна!

Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите «Ctrl+Enter».


.




Вы можете авторизироваться с помощью предложенных социальных сервисов для добавления комментария.
Комментарии от авторизованных пользователей добавляются в каталог без проверки администратора.


Вы можете войти используя: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney
Ваше имя: *  
Ваш email (необязательно):     
Комментарий: *  
  символов осталось.
Выбор города
АбхазияАзербайджанАрменияБеларусьБолгарияГрузияКазахстанКиргизияЛатвияЛитваМолдоваПольшаРоссияСербияСловакияСловенияТаджикистанТуркменияУзбекистанУкраинаХорватияЭстонияЮжная Осетия